November 2012

S M T W T F S
    1 23
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags

August 31st, 2012

good_off: (Default)
Friday, August 31st, 2012 10:06 pm
То было странное, бестолковое, непонятное лето. Я была выпущена из детского сада с большим альбомом, усеянным овалами детских рожиц, папкой почему-то не самых лучших моих рисунков и туманными перспективами будущей школьной жизни. Недавно вероломные родители наградили меня статусом старшей сестры и обещанием "а на море мы обязательно поедем следующим летом". Как обычно, лето я проводила у бабули, гоняя с друзьями и в очередной раз разбивая надежды родственников превратиться из заморыша с зелеными коленками в приличного, упитанного ребенка. 

Правда, родители навещали меня все реже и реже, а однажды папа приехал один, они о чем-то вполголоса говорили с бабулей, она плакала. Мы пошли провожать папу к автобусу. "Наверное, это такая игра, - думала я, - они меня разыгрывают и сейчас рассмеются, как раньше, и что-то подарят". Но отец поцеловал меня, сел в автобус и уехал. Мы с бабушкой возвращались домой. Я понимала, что происходит что-то странное, мы шли в напряженно тишине, которую я не решалась разрушить. Наконец я не выдержала. "Бабушка, у меня сегодня день рождения," - выдавила из себя я. Бабуля обняла меня и заплакала. Так страшно мне еще никогда не было. Я уже не хотела никаких подарков и жалела, что сказала это.

Оказалось, в тот день маму отвезли в больницу в Курск. Она уже не могла ходить, в больнице нашего города ей ничем не помогли. Последствия родов, заболевние суставов, так бывает иногда. И в суматохе про меня забыли. Потом наверстывали, каждый год задаривали, поздравляли, устраивали праздники. Но детская память - предательница в минуты обид помнила именно это лето, мстя за...кому? за что?

К сентябрю мама не поправилась.  Перед школой папа неуклюже выбирал мне одежду в "Детском мире", боясь промахнуться с размерами и вызывая уважительные взгляды продавщиц. Он был отважным мужиком - мой папа, оставшийся один с семилетней дочерью и четыхмесячным сыном на руках. Он лихо научился делать молочные смеси и варить каши, разбираться в болезнях младенцев и отбиваться от назойливой жалости и нездорового любопытства окружающих.

Правда, отпуск у него закончился, и соседка- врач, сколько могла, устраивала ему больничные. А когда и этой возможности не стало, бабуля милостиво разрешила взять брата к себе. Она считала, что освобожденный от детей мужчина  просто обязан пуститься во все тяжкие, поэтому мы в ее глазах были гарантией его примерного поведения. 

Поэтому к первому сентября оказалось, что отвести в школу меня некому. На помощь был призван почти незнакомый мне дед - муж нашей дальней родственницы.  И вот я иду в первый класс - в наглаженной соседкой форме, с цветами, новеньким портфелем. С собой я веду этого деда, поскольку дорогу в школу я знаю определенно лучше. По двум знакомым близняшкам, с которыми я ходила на подготовку, я нахожу свой класс и отпускаю родственника. Домой я возвращалась уже сама - гордая, с ключом на шее и новым статусом.

Так началась моя новая, самостоятельная жизнь.